В некоторые дни лета ночь не наступает. А если и наступает, одинокий путник, вроде меня ее просто не замечает, провалившись в глубокий сон. С утра же, с первыми проблесками зари уже нужно двигаться дальше. Вот почему те, кто выведал наше негласное правило пилигримов – использовать для движения все возможное светлое время суток – знает, почему даже зимой путешественники такие упитанные, а летом превращаются в ходячие скелеты. Тяжелее всего было именно в эти дни – завтра начиналось летнее солнцестояние и спал я всего несколько часов в сутки.

Я лежал закутавшись в свой видавший виды плащ, хоть и неказисто выглядевший (попробуйте ходить завернувшись в одеяло на протяжении нескольких лет и вы будете иметь представление о его внешнем виде), но очень теплый и защищенный несколькими наложенными на него заклятиями. Все вокруг было покрыто капельками росы, которые пропитали внешнюю материю, но то ли уткнулись в одну из магических защит, то ли, что гораздо более вероятнее, в искусно сшитую подкладку, не коснулись моего тела. Много раз мне чудилось, что влага доконает меня, особенно когда начинался дождь, мне снилось, что вместо крови меня переполняет обычная грязная вода из придорожной лужи – и, поверьте, это ощущение похлеще многих изощренных пыток.

В глубине леса завыли какие-то твари, от недосыпу или от изжоги после вкушения очередного заблудшего путника. Я поежился, приподнялся на локтях и всмотрелся в темноту леса, зрение у меня с годами стало ничуть не хуже, чем у этих чудовищ. Хотя откуда им здесь взяться? Прямо в сердце у Мракоборцев, на подступах к крупному городу Ош из которого лес сплавляли по рекам в многочисленные города на юге.

На смену утробному рыку пришел надоедливый писк комаров. Вот интересно, они вообще спят или чередуются, расталкивают прикорнувшую в бутонах цветов летучую кровососущую кавалерию и сами заваливаются спать в мягких, наполненных ароматами пещерах… Конечно, прокусить плащь-одеяло они не могли, но издаваемые ими звуки не могло остановить ни одно заклятье. И о сне приходилось забыть вовсе. Одна старая бабушка, встретившая на пути говорила: «Дорого даже полежать» и летом я старался следовать этому золотому правилу, начиняя путь ранним утром, делая один длинный привал ближе к обеду, когда солнце палило особенно нещадно, и ближе к вечеру, увеличивая последний, если требовалось раздобыть пищу.

Путешествие длинною в жизнь проходило не так увлекательно, как того хотелось бы, я никогда не висел на волоске от смерти, не дрался с драконами и не покорил сердце ни одной принцессы. Единственная знатная особа, которая ехала в большой карете по дороге, возле которой я неспешно брел, опираясь на свой шест, завидев оборванца в плаще незамедлила плюнуть в мою сторону, что по праву считалось высшей мерой презрения. Я лишь смиренно вытер плевок, не стало мне перебивать охрану и учить хорошим манерам девушку.

Конечно, я повидал немало в свои девятнадцать, видел представителей всех народов, населяющих страну – обманул зажиточного карлика, в беспамятстве лежал у Травницы в избушке и бежал со всех ног от Вукодлака… Что касается представителей Церкви, куда я опять возвращался после долгих скитаний, то очень давно, если мой возраст вызывает у вас почтение, я уже бывал там. Мои родители наверняка проповедуют где-то в храме Трех Аур до сих пор, но я уже давно отказался от такой благочестивой жизни. Знания я черпаю у себя под ногами, читаю дороги как раскрытые книги. И каждый пройденный шаг – слово, а верста – чье-то мудрое изречение.

Мертвенное сияние тем временем растекалась по траве и веткам возвышающегося на холме леса. Даже самые хитрые лазутчики лесной нечисти могли только до некоторого предела подбираться под покровом ночи и леса к окраинным владениям Церкви, большие отряды немедленно были бы уничтожены. Значит в лесу кричала какая-то птица, искусно имитируя чудище лесное. К сожалению никогда нельзя быть точно уверенным в своих догадках слыша у кромки леса в предрассветной дымке звериный рык. С гораздо большей степенью вероятности вместо ночной пичужки из норы выпрыгнет карачун, который вместе с вами уничтожит и все задатки любви к пернатым собратьям.

Я поднялся и двинулся к лесу. Времени терять нельзя.

Из дупла полусгнившего дерева, которое еще час назад напоминало мне двигающегося ко мне исполина с несколькими мечами в кряжистых руках, вылетела и взмыла в воздух та, что чуть не заставила меня отклониться от маршрута. Для издаваемого этим существом звука оно было мелковато. Может все-таки разведчик? Но для чего ему привлекать к себе внимание? Не мы одни храпим во сне и кто знает как храпят эти создания и что они видят, да и не видят ли они такое, что даже их приводит в ужас? Я пожал плечами, сам себя успокаивая.

Возле меня тянулось русло давно пересохшего ручья из которого во все стороны торчали ветки деревьев, которые когда-то сюда сносило потоками воды. Ручей образовался в еще более древнем русле реки. Под моими ногами хрустели мягкие, словно пергаментные стволы, лес по обеим сторонам теперешней канавы был не слишком густым и внушающим опасение. Можно было настроиться на длительный путь, один из самых длинных за весь год и самый изматывающий.

Я чувствовал приближение к порталу. Он мог быть совсем рядом, мог быть в неделе ходьбы и я надеялся, что достигну его без приключений. Порталами я еще никогда не путешествовал.

Солнце было где-то за моей спиной, поднимаясь из-за леса, занимая благоприятную позицию для наблюдений звездочетов. Порталы разрабатывались и строились таким образом, чтобы параллельно с основной функцией можно было наблюдать за небесными телами и предсказывать затмения. В такой день в портале устраивались особые церемонии, читались молитвы и использовались ауры плодородия. Взгляд мой невольно устремился на запад: там уже несколько месяцев по ночам появлялась большая звезда, оставляющая за собой длинный хвост. «Комета», называли ее звездочеты, после чего делали очень страшное лицо, словно она могла свалиться им на голову. Конечно, такое бывает только в сказках – где это видано, чтобы звезды падали на землю! Эта странная звезда, однако, немного пугала меня, я часто думал о ней когда ложился спать, но не так уж и долго, у пилигримов отменный сон.

Русло ручья и лес заканчивались на поляне. То есть русло ручья конечно никуда не исчезло, но здесь оно настолько заросло травой, что казалось, будто бывшая река тут просто закончилась не найдя своего моря-океана. Где-то вдалеке послышались людские голоса – кто-то пел.

Сохрани нас, уроди нам,
Не пускай нас на погост,
Благодарность тебе будет, Радагост!

Я повалился на землю. Внимательно вгляделся в маячившие головы.

Возле каменного монумента ошивались до десяти человек – несколько этих самых звездочетов, несколько монахов и какие-то особы по-значительнее. Обычно тут всего несколько дозорных стояло, портал был малюсенький из него большому войску напасть было очень трудно, почти невозможно. Такое скопление народа сейчас было словно заклинание о двух эффектах. С одной стороны и часовые и стражники отвлечены. С другой, охрана стала сильнее. В таких ситуациях выбора, обстоятельства обычно помогают гораздо быстрее принять решение, чем спокойное интуитивное рассуждение.

Далее…

Метки:

Ссылки: Рекомендуем обратить внимание на эти шапки оптом Украина.