- Ну, аурист, заходи, располагайся. Хотя сильно не засиживайся – дров нужно наколоть, воды наносить, печную трубу прочистить… Хотя, ладно, трубу я уж сам, как-нибудь. Все откладывал на потом, а тут шел и думал – ты подвернулся как раз и почистишь. Но негоже как-то церковного человека экспуа… тьфу… эксплуатировать.

Я не слишком сопротивлялся.

— Так это ж. Я вначале подумал, что ты один из Этих. Стала тут ошиваться всякая нечисть в последнее время. Сколько лет прожил – такого не помню. И дед покойный мне ничего подобного не рассказывал, и его дед…

— А кого ты, мил-человек видел?, – я решил перебить его словесное недержание.

— Ну неделю назад видел в лесу тройку Жабалак, до этого, недели две назад двух призраков в чащобе встретил, ну а с месяц назад того мальчика о котором уже рассказал… не иначе как мавка какая заморочила меня. Не нравится мне это.

Я задумался. В монастыре нас учили всяким премудростям аур, постигали мы премудрости механизма брожения и даже учились играть на арфе. Но сложнее всего мне давалась странная алхимическая наука, которую называли статистикой. Благодаря ей открывались такие глубинные механизмы вещей недоступные взору, что диву давались даже самые маститые наши преподаватели. Именно она считалась вершиной неаурического воздействия на мир, наряду со, скажем, гомеопатией. Статистика помогала выявить предателей и разоблачить шпионов, сократить траты из казны и даже выбрать наиболее безопасную дорогу через лес. Что мы имеем в данном случае? Каждую неделю вражеские войска или патрули удваиваются. Кто мог поспорить с сельчанином в наблюдательности? Никакой приспешник Владыки не донесет более ценную и оперативную информацию.

К порталам и городам нечисть предпочитала не соваться, легче уж воспользоваться каким-то из скрытых в лесах каменным инструментом телепортации в какой-то другой портал, расположенный поближе к городу. К тому же нечисти были ведомы пути через иномирные тропы, но где они выводили в наш мир, похоже, не знали и они – правда, народ издревле считал такие места проклятыми. Это могла быть какая-то роща пещера, колодец или даже овраг. К слову сказать, подобные суеверия отнюдь не оставались бабушкиными россказнями, все подобные места были известны и за ними регулярно следили и выставляли патрули. Пролезть через них большим группам ходокам через Иномирье было проблематично.

— А на днях случилось тут у нас тут вообще событие ужасное. Феоктист наш, шел с сенокоса, дошел до деревни и упал. Думали умер, смотрят, – спит… Дня три уже лежит, не шевелиться. Как помочь не знаем. Хотели сообщить стражникам Портала, но они отказываются ради такой мелочи сообщать в город лекарю. Посоветовали травы собирать, мандрагору и радужный мох. Только мы все это перво-наперво перепробовали, ничего не помогает. Сомлеет, глядишь, Феоктистушка.

А вот это уже было интереснее. Я не являлся дипломированным лекарем, но кое-что про такие таинственные болезни слыхал. Незадачливый косарь мог подцепить где-то на поле болезнь, которая медленно, но верно превращала его в Двоедушника… В этом случае никакие травы уже, конечно, не спасут. Впрочем, шансы были и спасти, его мог не лекарь, а я…

Далее…

Метки: