- Ну что, есть у него шанс?, — Ясь что-то говорил пока я раздумывал, но я ненадолго отключился.

Я присел на полено в тесной часовенке и всмотрелся в подрагивающие глазницы лежащего человека. Его изъеденные грибком пальцы также иногда судорожно сжимались, будто он в своем сне отбивался от кого-то.

— Я могу попробовать отправиться за ним. Знаю как все делается в теории, но на практике никогда не отправлялся за край сознания. Можно конечно понадеяться на Владыку, может быть он его отпустит и вернут в мир живых.

На улице появилась заплаканная женщина с грудным ребенком, который был привязан у нее за спиной ремнями. Она робко переминалась с ноги на ногу, оставаясь в небольшом отдалении от часовенки и то и дело поправляла сползающий кокошник. Наценила она его явно второпях, забежав в хату. На головном уборе были вышиты несколько изображений единорогов – во многих местах символа надвигавшейся смерти. Женщина, вероятно, берегла его для своих похорон, но теперь была в такой растерянности от неопределенности его будущего, что подсознательно уже воспринимала недалекую кончину как нечто само собой разумеющееся. Да, это была жена внезапно обмеревшего.

— Тебе может каких отваров принести или грибов? – вопросил Ясь.

— Да нет, мне никаких ваших колдовских зелий не нужно. Все достигается лишь молитвами.

Я слукавил. Основным элементом или той щепоткой волшебства, которая завершала произнесенные слова было собственноручное пережатие сонной артерии. Без этого предавайся ты молитвам хоть несколько дней, запечатанные двери иномирья не приоткроются ни на вершок. Произнесенные поначалу фразы создавали в помещении своеобразную атмосферу, пропитывали ее той аурой, которая блокировала еще не случившиеся атаки на мою душу. Это был не прочный бастион, но некий оградительный барьер, так, лишь скромная подножка одному солдату на пути целой армии. И все же она давало немного времени, чтобы собраться с силами и заготовить более мощный отпор.

Далее…

Метки: